Дорога к себе: что такое телесность и почему это важно

Я сижу в кaбинeтe псиxoтeрaпeвтa. Приятнaя жeнщинa, кoтoрую я знaю нe oдин гoд. Oнa спрaшивaeт у мeня: «Чтo твоя милость чувствуeшь?» — и я срaзу кидaюсь думaть. Oнa снoвa зaдaeт вoпрoс: «Кaк сeбя чувствуeт твoe тeлo? Гдe в нeм тoт стрax, o кoтoрoм твоя милость гoвoришь?» И внoвь я нaчинaю судoрoжнo ладить. Всe мoи рeaкции идут чeрeз гoлoву: я бeскoнeчнo срaвнивaю, aнaлизирую, мoзг принимaeтся рaбoтaть срaзу жe пoслe тoгo, кaк я oткрывaю глaзa, — и, кaжeтся, прoдoлжaeт этo дeлaть дaжe пoслe oтбoя. Нa мoй теория нeт ничeгo прoщe, чeм oтвeтить нa прoстoй (и нeмнoгo безмозглый) вoпрoс o тoм, чтo чувствуeт мoe тeлo. Нaдo жe прoстo пoдумaть… Стoп! Думaть кaк рaз нe нaдo, нaдo прoстo oстaнoвиться нa сeкунду. Нo мнe слoжнo пoнять, кaк этo тaк — дoгoвoриться сo свoим сoзнaниeм и пeрeстaть слушaться eгo xoтя бы нa мгнoвeниe.

Виxри врaждeбныe

Этo прoблeмa нe личнaя, нo мaссoвaя. Нaшe пoкoлeниe — пoкoлeниe пoстoяннo мыслящиx людeй, пoтoк сoзнaния которых отнюдь не останавливается ни на погоди. Казалось бы, ну и почему тут плохого? Вместо нас могут отозваться врачи и социологи. За последнее перепавшее заболевания, которые раньше считались старческими, помолодели получи и распишись двадцать-тридцать лет. Умные, рациональные, собранные, эффективные новобрачные люди достигают огромных карьерных высот — и в самый неуказанный момент их подводит собственное лакк. И речь не идет о редких исключениях: разрыв сердца в тридцать, инсульт в тридцать пятерка на фоне, казалось бы, общего здоровья — такое доктора наблюдают теперь сплошь и рядом. Специалисты делают одновариантный вывод: таким радикальным способом свой организм, уставший подавать сигналы о помощи, заявляет о своих правах. В конце концов, малограмотный будет тела — не перестаньте и сознания. Но согласитесь, даст сто вспомнить об этом давно того, как окажешься получи больничной койке.

Впрочем, предмет обсуждения утерянной телесности касается безлюдный (=малолюдный) только карьерных «акул» и трудоголиков. Да мы с тобой все в той или идентичный степени разобщены с оболочкой, сосудом, храмом — называйте его наподобие хотите, в котором помещено наше исповедь и душа. А между тем психиатры, клинические психологи и психотерапевты, вопреки на различие в подходах и методах, едины изумительный мнении: человек — это объём и взаимосвязь мыслей, чувств и телесных реакций. В идеале автор должны эту взаимосвязь ощущать, ведь есть уметь рационально мекать, позволять себе чувствовать, видеть и уважать свое тело и его потребности. К несчастью, но до описанного идеала среднестатистическому жителю мегаполиса — что до луны. Зачастую да мы с тобой озабочены своими эмоциями и мыслями, а забываем «носителя» всего сего добра, то есть незамысловато перестаем слышать сигналы организма. С этого места не только серьезные проблемы со здоровьем, о которых еще говорилось, но и «мелкие» (глядючи для кого, конечно) заботы: постоянные проблемы с желудком, головные боли, тщетный вес, отсутствие сексуального желания сиречь невозможность наслаждаться близостью…

Первым о знакомства «сосуда» и психики заговорил лицеист Фрейда, Вильгельм Райх. Спирт изучал реакции человека получай сильный стресс, анализировал, т. е. подавленные эмоции влияют получай здоровье, и пришел к однозначному выводу: наше трупец помнит все, что происходило с нами с рождения. Хотя (бы) тогда, когда память вдобавок не работала в полной мере (взять хоть до трех лет — вплоть до момента формирования речи), мышцы реагировали получи и распишись происходящее. Если нам было исключительно, они сжимались, если было бесстрастно — расслаблялись. В случае угрозы возможно ли тревоги повышалось давление, учащался такт. Таким образом, мы можем расчислять тело огромной книгой воспоминаний, дневником, какой-нибудь хранит наши тайны.

Моя подруженька Света не могла канканировать на людях. Школьные дискотеки, медленные покачивания в паре в летних лагерях — по сию пору это наводило на нее видал, она буквально впадала в кататония. Однажды по работе д`евица попала на тренинг, в котором использовались телесные практики, в книжка числе контактная импровизация — партнерам нужно было лещадь музыку продолжать движения друзья-приятели друга, находясь в зрительном контакте. «После сего кошмара меня час рвало, а в рассуждении сего я слегла с температурой и провалялась остающаяся сумма командировки в номере», — рассказывала возлюбленная. Этот случай настолько поразил Светлану, ась? она обратилась к специалисту и в процессе работы с ним вспомнила, точь в точь ее родители смеялись, при случае она, совсем маленькая, пыталась копировать (снимать копию) движения за какой-­­то популярной певицей. «Совсем (как) будто мать, прямо деревянная!» — говорил папашка. «Ну лучше, чем извиваться, подобно ((тому) как) в порно, выставлять себя напоказ», — отвечала мамонька. Казалось бы, безобидный общение, но он травмировал девочку. «Я поняла, почто танцевать — это, во-­­первых, малограмотный мое, раз я „деревянная“, а изумительный-­­вторых, вообще какая-­­то постыдная казус, которой лучше не увлекаться». Конус запомнило эмоциональную реакцию, хранило ее и, нет-нет да и ситуация с публичным движением повторилась, отреагировало пронзительно и болезненно.

Под панцырем

Однако запреты, установки, табу, замешательство и вина, груза которых я можем и не ощущать, в буквальном смысле слова ложатся на наши закорки: остаются в движениях, в походке, в осанке. Грузило этот постепенно застывает, и смотри мы уже не чувствуем с никакого дискомфорта, привыкая пребывать в постоянной защите, в тяжелом панцире. Нежели дальше — тем серьезнее: реакции тела аминь сложнее считывать, ведь оно мнимый заключено в кованые латы. Ты да я начинаем переедать, не понимая, поздно ли пора остановиться, сидим в чума неудобной позе, не реагируя возьми сигналы позвоночника, тренируемся получи износ и занимаемся любовью без всякого удовольствия. Как приближенно выходит и можно ли остановить настоящий процесс?

Почти всегда телесные зажимы рождаются в раннем детстве и связаны с интересом ребенка к своему полу и своей сексуальности. В лучшем случае буква тема родителями замалчивается, в худшем — выставляется ровно нечто позорное, как «срам». Добавляют масла в огонечек комментарии воспитателей, учителей и случайных взрослых. «Ты что-то, так и пойдешь, сверкая голыми коленками?», «Да твоя милость просто каланча в этих джинсах!», «И приставки не- стыдно тебе так рысачить, как будто сумасшедший?», «Ну-­­ка, не двигаться! ровно!» У меня, к слову, таким образом сформировалась плохая стан. Как-­­то, когда ми было одиннадцать лет, воспитательница физкультуры, показывая на меня всему классу, с открытым забралом произнесла: «Вот у нас самая полногрудая девочка, ее в команду ухватывать нельзя, вдруг мячом прилетит, крику-­­то короче!» После этой неделикатной, приветно говоря, фразы я неосознанно старалась раскрывать изменения в собственном теле, сутулясь любое больше и больше. И до этих пор мне будто боязно выравняться и продемонстрировать миру, что во всех отношениях-­­то у меня есть сиськи, и в этом нет ничего ужасного. Же для того, чтобы сие осознать, пришлось прожить с извилистый спиной почти до тридцати пяти парение.

Итак, мы растем, и бери уже полученный тяжелый эксперимент ложатся все новые и новые впечатления. Наш брат не разрешаем себе возничь и попрыгать, потрясти ругами и ногами (ввиду этого что воспитанные люди невыгодный дергаются как дурачки!), вынуждены сливать рот в улыбке, когда нам грустненько (ведь унылые никому далеко не нужны), говорить не своим голосом, мучая связки (поэтому что громко кричат токмо сумасшедшие). В итоге наше органон перестает принадлежать нам, становится похожим сверху сжатую и перекрученную пружину, всегда напряженную и сведенную судорогой.

Хорошая весточка состоит в том, что остановить таковой процесс можно, даже кабы вашему телу уже счета-­­много лет. Но обначить нужно с такого простого и синхронно сложного момента — с момента осознания. Словно глупостью, правда? Ведь автор все обладаем руками и ногами, что такое? тут еще осознавать. И тем неважный (=маловажный) менее почти каждый изо нас воспринимает тело (языко данность, инструмент, при этом безграмотный обращая не него внимания.
Пришло старинны годы изменить такой подход.

Время домой

Итак, вы — сие не только бесконечные мысли и чувства; ваша сестра — это ваше лицо, ваши грабки, ваши волосы, ваш копилка, ваша мимика и жесты. Вслед за этим разрезом глаз, формой губ и носа, следовать этой линией плеч, следовать очертаниями бедер — вы. Точно часто вы смотритесь в мордогляд с любовью и принятием? Могу держать пари на что угодно: близко никогда. Мы постоянно выискиваем какие-­­то нужда и несовершенства: новая морщинка, прибавочный волос, какой-­­то прыщик, растяжка, целлюлит… В таких мыслях отсутствует ни грамма принятия себя. И затем важно начать процесс возвращения в собственное трупец со знакомой многим практики: каждое утро, шествуя к любому зеркалу, видя свое отклик в витрине, погашенном экране телевизора разве телефона, говорите себе сотрясение воздуха любви. Сперва это может притворяться вам странным, нелепым и неискренним, однако крайне важно продолжать пережевывать это изо дня в нониди. Здесь нет никакого секрета: признаваясь себя в любви, вы стараетесь вызариться на знакомые черты с одобрением, глядите в тело по-­­новому, замечаете его в новом свете, сверх оценок и претензий.

Помимо работы с отражением будь здоров играет метод будильника. Главное его в следующем: вы заводите пяток (шесть, семь, восемь — дух, не меньше пяти) будильников в дата, и, когда звенит звонок, бросаете до сих пор свои дела и останавливаетесь. Спросите себя: идеже вы находитесь? В каком положении ваши лапти, руки, как чувствует себя ваш позвоночный столб? Не «тяжелая» ли череп? Где вы находите точки напряжения? Точно ваша кожа ощущает отношение к ней одежды? Не волков морозить ли вам? Не хотите ли ваша сестра есть? Обычно это занимает малограмотный больше минуты, но своеобразная опись имущества, эдакий чек-­­ап офигительно возвращает вас к себе, а до сего часа буквально перегружает голову и повышает выносливость. Ant. неработоспособность. Конечно, по результатам такого мини-­­исследования постарайтесь поставить себе комфорт: хотите закусить — сделайте это, засиделись — пройдитесь река устройте небольшую гимнастику.

Многие плотски ориентированные терапевты предлагают своим клиентам работающий прием под условным названием «А тебе удобно»? Безвыездно крайне просто: сядьте уместно. Посидите так несколько секунд. А в настоящее время сядьте еще удобнее. А спустя некоторое время еще удобнее. Это занятие учить нас быть чуткими и внимательными к своим реакциям, прозревать малейший дискомфорт и стараться его освободить. Оно показано тем, кто такой захвачен работой с утра прежде вечера и не находит времени получи перерывы.

Наконец, трогайте себя. Слог идет о самомассаже, практике умасливания тела. Самым распространенным вариантом якобы аюрведический сеанс абхьянга, однако существуют и менее сложные процедуры. Вы понадобится теплое растительное розовое масло (индусы предпочитают нерафинированное кунжутное, однако можно обойтись и оливковым) и стресканный в муку нут или овсяные хлопье. Устройтесь в ванной, включите свечи и посвятите себя полчаса, сантиметр за сантиметром проглаживая, простукивая и проминая свое лакк с помощью большого количества масла. Ваша целеустановка — не совершить какие-­­то определенные массажные расслабляющие движения, да прислушаться к реакциям тела. Идеже оно отвечает болью, идеже вы чувствуете напряжение, идеже — удовольствие? В классической практике показано коротать сеансы каждый вечер получай протяжении двух недель, да вы можете выбрать оный ритм, который подойдет не больше и не меньше вам. И не стоит отдавать назад это на откуп профессиональным массажистам: вас важно осознанно и самостоятельно сделать знакомство с собой, и с этой задачей приставки не- сможет справиться даже самый внимательный специалист.

Как говорят люди в белых халатах, тело не врет. Голова играет с нами в игры, эмоций пишущий эти строки боимся и подавляем их, так реакция организма не подвластна нашей воле и нашим желаниям.Нахреначиться видеть и чувствовать эту реакцию, ценить. Ant. отрицать ее и уважать — это сумма огромной работы, но возлюбленная того стоит. Снова, подобно ((тому) как) в детстве, ощутить каждый кубик своего тела и понять, получи и распишись что оно способно, — страшный шаг на пути к осознанному счастью.

Комментарии и размещение обратных ссылок в настоящее время закрыты.

Комментирование записей временно отключено.